Наруто. Здесь начинается история...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Лес

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Огромный лес, в котором часто тренируются шиноби.

0

2

«Лес на территории страны дождя. Он огромен. Лиственные леса распространены в достаточно увлажнённых областях с мягкими зимами, в таких как странах, как страна дождя их много. В отличие от хвойных лесов в почвах лиственных лесов не образуется мощный слой подстилки, так как более тёплый и влажный климат способствует быстрому разложению растительных остатков. Хотя листья опадают ежегодно, масса лиственного опада не намного превышает хвойный, так как лиственные деревья более светолюбивы и растут реже, чем хвойные. В лиственном опаде, по сравнению с хвойным, содержится в два раза больше питательных веществ, особенно кальция. В отличие от хвойного перегноя, в менее кислом лиственном перегное активно протекают биологические процессы с участием дождевых червей и бактерий. Поэтому почти весь опад к весне разлагается, и образуется гумусовый горизонт, связывающий питательные вещества в почве и препятствующий их вымыванию…» Эту ерунду читала про себя Акума, сидя на ветке дерева, внешне похожего на дуб. Его мощные ветви рвались в небо, закрывали его собой, и лишь лучики света пробивались сквозь плотную крону этого великана. Аку зевнула, прикрыв рот рукой. Она довольно часто любила прогуливаться по лесу, и посещение страны не обходилось без этого. Ведь природа страны играет очень важную роль. Нет, конечно важнее Джашина самы ничего нет, но это тоже важно. Вот выглянула из-за дерева рыжая мордочка. Это хитрая лиса бегает по лесу, заметая следы пышным хвостом. Возможно, просто бежит за зайцем, или ищет себе новую жертву. Все как в мире шиноби. Сильные съедают слабых, хрум хрум, и так далее. Проще просто спрятаться в свою норку, и сидеть, не высовывая нос. Акума усмехнулась. Она была не из тех, кто будет прятаться. Скорее, она была хищницей. Девушка провела рукой по рукоятке косы. Она была прохладной, приятный холодок пробежал по ладони главы клана Юбари. Сколько раз эта игрушка спасала ей жизнь, сколько жизней она отняла, страшно и считать. Но кровавый след за Юбаи тянулся огого какой. Но а что поделаешь? Если хочешь верно служить Джашину-саме, придется убивать. Я труп, ты труп, он труп – это моя философия. Эту цитату частенько вспоминала Акума про себя. Она в точности описывала всю ее жизнь, интересы. Будь ее воля, она убивала бы каждого встречного. Ей то было все равно. Достав из кармана кунай, девушка провела острием по своей коже, оставляя на ней глубокую рану.
-Боль уже так привычна, - думала Кума, наблюдая за тем, как рана так же спешно как появилась затягивается. Мгновенная регенерация. Мой контроль чакры и подготовка достигли совершенства. Да… Теперь я и впрямь становлюсь оружием клана Юбари. Кстати, я давно не была в резиденции. Надеюсь, там друг - друга не перебили.
Акума усмехнулась от своей мысленной шутки. Было понятно, что бессмертный клан уничтожить сам себя точно не может, даже в отсутствие лидера. Но иногда Юбари волновалась – а вдруг? Давным-давно ее родители были уничтожены, неужели ее тоже можно уничтожить порезав на куски? Неужели вот так примитивно можно убить ее клан? Ха. Ни за что.
-После сборов информации клан Юбари станет самым сильным кланом во всех странах. Да, ради этого стоит и стоило жить…
Аку прикусила нижнюю губу, и потянулась, опустив голову вниз, наблюдая за происходящим под деревом.

Отредактировано Akuma Yubari. (2010-03-31 00:45:13)

0

3

Тихое деновение ветра и густой лес, небольшой пустырь среди этого леса, похожий на язву среди человеческого тела, открывающий голую землю. Совершенно неприметный пейзаж, ведь для птицы, что пролетала в этот момент в облаках, так высоко, что сложно было разобрать что это за птица. Даже для нее была бы неприметная фигура на этом самом пустыре, хотя поднимающийся мужчина по этому склону, в среднем возрасте смотрел лишь вперед себя. Хотя какой тут смотрел, если можно назвать человека, который с закрытыми глазами пытается разглядеть что-то перед собой и при этом умудряется не споткнутся о ветви, которые то и дело извиваются у него под ногами, то маленькими веточками самых кончиков, то огромные могучие корневища старых деревьев, что окружали эту самую поляну.
Поднимаясь на небольшой склон, как решил называть его Рикудо, Сеннин мерно вышагивал по опалой листве, вслушиваясь в звуки леса, шум листвы падаюшей с макушек, где-то спокойно и медленно, где-то быстро опадающая- из-за пробежавшей по сучку белке. шум падающих капель где-то в далеке, размеренно падающих на какой-то камень, хруст веток под ногами, мерное выстукиваение посоха в руке самого Рикудо и тихое, еле заметное переваливание свитка за спиной из стороны в сторону.
Когда живешь с такими глазами как Ринненган, зачастую устаешь видеть весь мир в красках бьющейся повсюду чакры, рвущейся то из воды тех самых капель, то пролетающей вместе с дуновением ветра или же покоющейся в недрах земли. зачастую приятно прикрыв глаза насладиться далеким напоминанием об этом всем. Но еще лучше реально понимать куда ты идешь, особенно еше лучше если ты понимашеь куда ты идешь, и тем более лучше всего если ты не спишь на ходу. Спустя полдня такого размерного марафонского хождения мудрец шести путей незаметно для самого себя заснул, продолжая топать вперед. Так что теперь было бы понятно, почему от него раздется тихий и не менее размеренный храп, еле слышный вокруг. Подъем уже давно кончился и снова зачередил лес. Такой путь мог бы продолжаться дальше, если бы не встретившееся дерево, которое нагло прервало сон пророка. Уткнувшись в него носом Рикудо всхрапнув проснулсяпосмотрев на это самое дерево и потирая свой ушибленный нос
- Тьфу ты черт! Я где оказался! И почему у меня болит нос???
После долгих одиноких путешествий, даже мужрые люди потихоньку сходят с ума. Поэтому Рикудо схватившись за нос потер саднивший ушиб и концом посоха в отмеску ударил по дереву, ругаясь на него себе под нос. После чего фыркнув на него, он не поднимая головы уселся под ним и засунув руку за пазуху достал небольшой рисовый шарик- толи его обед, то ли завтрак. Ему было всеравно, главное что это было съедобно, ведь в животе уже неприятно урчало.
- Итадакима-а-а-ас!!!
Забыв обо всем на свете он принялся уплетать рисовый шарик за обе щеки.

Отредактировано Rikudou-sennin (2010-04-02 20:50:32)

+1

4

Глава клана Юбари прислонилась спиной к холодной коре дерева, не обнаружив под ним ничего интересного. Взгляд ее зеленых глаз пал на толстую ветку, на которой располагалось гнездо, очевидно крупной птицы. Она усмехнулась, наблюдая за ним. Вот клюв маленького птенца высунулся из гнезда, за ним второй. Раздался жалобный писк – видимо, бедные птицы хотели есть. Вот один из них слегка махая крыльями и перебирая ножками пытается забраться на край гнезда. Но взлететь он не может, и падает обратно в гнездо с очередным писком. Его братья и сестры сбегаются к нему – что случилось с тобой? Но построить его ошибку они не решаются, уж слишком это рискованно. В другой раз Аку бы пожала плечами, и запустила в них кунаем. Но не сейчас. Почему – то этот досадный крик о помощи голодных птенцов напомнил ей себя еще совсем ребенком, оставшимся без родителей. И страшно, и без помощи, и некому подать тебе руку в трудную минуту. Нет, не подумайте, Аку не боялась одиночества. Но и от компании не отказывалась. Ей было просто плевать. Она провела рукой по своим темным волосам, убирая пряди с глаз. Как на зло, сегодня она забыла заколоть длинную челку, и она постоянно падала ей на глаза, в очередной раз закрывая обзор. Она сложила губки трубочкой, и подула на непослушные волосы, пытаясь убрать их с лица.
-Вроде бы и все хорошо...но чего-то не хватает. До счастья… Какой-то маленькой неприметной детали. Неприметной? Кого я обманываю...Именно эта деталь и есть - счастье. Но с огромным усилием подавляю в себе это желание- кричать. Кричать надрывисто, до потери голоса. А то иначе воспримут как безумную.. Хоть я давно враг собственного рассудка, и сумасшествия не отрицаю… но лишена сил, чтобы сломать рамки этого серого скучного мира, - думала Аку, зевая. Постоянно злая, нервная сейчас она казалась такой спокойной и слабой. Она не была похожа на главу сильнейшего клана, который убивал всех для достижения своей цели.
Ее размышления прервал голос. Она опустила голову вниз. Под деревом стоял седой мужчина, и потирал рукой свой нос. Аку усмехнулась, и провела языком по нижней губе. Кстати, Юбари уже давно не приносила жертв Джашину – сааме, что было непростительно для главы клана.
-Жертва? Просто глупый старый шиноби? – думала девушка, пока незнакомец располагался под деревом, и начинал уплетать рисовый шарик.
Но что – то было не так. Интуиция редко подводила бессмертную. Она еще раз посмотрела на него, и сбросила с дерева кунай, который все еще держала в руке. Не целясь, казалось она просто уронила его. Просто ей хотелось посмотреть на реакцию странного человека, который врезался в дерево, на котором она изволила отдыхать.
-Ой, я такая неловкая – с не скрываемым сарказмом в голосе произнесла Акума, не спеша спрыгивать с ветки.

0

5

Удобно рассевшись на моховой подстилке, достаточно сухой, что бы сидеть и достаточно мягкой, что бы расслабиться. Рикудо закрыв глаха довольно улыбался, потягивая еле уловимый запах булочки. Хотя какой мог быть запах у вареного риса, тем более размолотого. Но именно для Рикудо он пах очень приятно. Сложно описать мировосприятие такого человека как он, ведь в мире нет другого, кто мог бы его понять. А для него этот маленький кусочек еды отдавал запахом не только вкусной еды, но и природной чакры, ведь все в природе имеет чакру, особенно пища. Так этот щекочащий носовые рецепторы запах, врывался разнообразием вкусов в его голову, оседая в глубине носа и всасываясь в тело. Пускай даже такими маленькими порциями.
- Ммм..как же вкусно, надо будет еще раз побывать в той деревушке...отличные лепешки, как-будто так и пахнет и ощушается любовь в еде
Довольно хихикая себе под нос, ничто не могло мешать ему. Закрыв глаза, сложив ноги в позе лотоса и склонившись немного вперед над этой несчастной булочкой, которую тот мучал уже продолжительное время. Дергающиеся ступы туда сюда, нетерпеливо поигрывали в такт напевающейся музыке, себе под нос.
Но кто бы мог подумать, что только приоткрыв рот, что бы запустить одним махом оставшуюся половину еды себе  врот, именно в этот мемент перед носом Рикудо пролетел кунай, вонзившись в булочку и воткнувшись в землю прямо под ногами мудреца, пригвоздив булку к земле. Теперь ее наврядли можно было бы съесть. Сеннин резко приоткрыв один глаз взглянул сперва с жалостью на булку, несчастным взглядом, после чего похолодевший, мертвецкий и совершенно нечеловеческий глаз, серого цвета белка, не имеющий каких-либо признаков зрачка, вместе же них обладающий лишь 6 кругами вокруг всего глаза уставился на рукоятку куная. Все еще теплившаяся в ней чакра- холодная и совершенно странная, похожая своей структурой на передатчик. Опустив взгляд обратно, Рикудо прикрыл глаз и опустил голову, сделав насупившееся лицо, всей своей натурой излучая оплакивающую ауру безвинно погибшей булочки. Со стороны все это выглядело именно так, ни каким образом не выдавая Рикудо ни с какой стороны.
В этот момент над его головой послышался голос девушки, молодой, но с холодным голосом- странным голосом. В каждой нотке девушки явно читался сарказм, как-будто она сделала это норочно. Мужчина лишь ответил на ее слова недовольным толи всхлипом, то ли слегка озлобленным хмыканьем. не поднимая головы все так же склонив ее к булочке.

0

6

Аку тихо хмыкнула про себя. Похоже незнакомец даже не постарался сдвинутся с места, отойти, посмотреть вверх. Казалось, мужчина просто изо всех сил жалеет потерянную булочку, о которой он секунду назад с такой радостью говорил.
-Хехе. Интересно, а если бы я запустила ему кунаем в голову он бы так же спокойно продолжал есть, или как? Хотя, с дырой в голове есть как то не особо интересно, мне так кажется.
Скорее всего Аку бы засмеялась, но ей было не до шуток. Плохое предчувствие все еще терзало главу клана поклонников Джашина – самы. Казалось, что этот дедуля, как назвала его про себя девушка, хотя, кто бы говорил, не так просто. Юбари склонила голову на бок, всматриваясь в него. Нападать серьезно она пока не собиралась. На это ей хватало ума, пока что. Сносить крышу ей начинало только тогда, когда она уже с косой на перевес  была голова нанести противнику смертельный удар. Ко всем потенциальным жертвам она всегда старалась присмотреться, не упустить из внимания не одну деталь их поведения. Но тут… все было слишком просто.
-Наверное надо спрыгнуть и подойти поближе. Если надумает атаковать – пусть. Для меня это не проблема. На своих двух веках жизни я и не такого навидалась.
Она встала с ветки, и спрыгнула на землю перед путником, все еще выдерживавшим минуту молчания покойной булочке.
-Вас то я не ранила? – спросила Аку, скорее не из вежливости, а из соблюдения принципов, и чувства некой опасности. Она улыбнулась краем губ, одергивая юбку, которая слегка помялась от сидения на ветке. Кума еще раз окинула взглядом странного путника. Ничего подозрительного. Седые волосы, повязка на лбу, черное одеяние. Казалось, это просто обычный путник со странной прической, не более. Но Аку насторожил еще один момент – он все еще продолжал смотреть вниз, от чего девушка не могла увидеть его глаза, о чем сильно сожалела. Глаза действительно зеркало души, и по ним Аку частенько безошибочно определяла волнение, страх, опасение. А тут… Он не двигается, не волнуется. Странный.
-Яре яре… Аку-сан, чего ты боишься? Или ты просто как всегда осторожна? Зачем? На тебе же раны заживают за считанные секунды. А ты испугалась обычного старика. Ну же, не медли, Джашин – сама не ждет. Или ты больше не глава клана Юбари?
Но как не странно, Акума и впрямь слегка опасалась за свою шкуру. Возможно это смерть родителей сказалась на ее поведении? Кто знает. Но скорее всего, именно благодаря этой особенности она была сейчас жива, а не валялась разорванная на кусочки.

0

7

Рикудо сидел неподвижно, даже когда девушка приземлилась рядом, с ним и боковое зрение выдало емуслегка помятую и развивающуюся юбку куноичи. да, это была точно куноичи, даже воздух вокруг подсказывал ему об этом. Еще немного выждав, не открывая глаз, мужчина поднял голову, сдела такое лицо, как-будто он разглыдвал девушку. Но так обычно разглядывают люди, которые чем-то недовольный в человеке. А это выражение лица...скорее выдавало не только недовольство, но и мнение, которое мужчина уже выбрал для себя об этой девушке. Хмурящиеся полу-серебристые брови сошлись в небольшой изгибающейся дуге.
- Нет, со мной ничего не в порядке, ты юная девушка ранила меня в самое сердце и теперь либо накорми меня, либо найди деньги, что бы такой человек как я- почти в возрасте...
Смысл слов Рикудо мешался, то ведя разговор с девушкой, то уходя голосом на более низкие тона, тот принимался обсуждать себя или какие-то совершенно непричастные вещи. Конечный итог такого странного поведения мог лишь дать мысль о том, что человек слегка спятил.
-...мог бы наестся в доволь,ведь ты ранила особоважный орган не только человека, но и мужчина, я уж молчу о шиноби..да-да...
Сменившаяся недовольная гримаса, превратилась в задумчивость, прилдожив руку к подбородку, тот протяжно замычал, что-то как-будто обдумывая или решая. Такое представление продолжалось еще некоторое время, потом мужчина снова замолчал, уставившись каменным лицом на девушку, разглядывая ее закрытыми глазами, со стороны это наверное выглядело как девушка рядом с какой-то статуей.

0

8

Холодная усмешка Акумы сменилась улыбкой. Почему-то этот старик вызывал у нее одновременно чувства опасения, но он и смешил ее. Аку склонила голову на бок.
-Неее. Убивать его у меня пропала охота. Но если он думает надурить меня этим спектаклем, то он слишком плохой актер.
Медленные движения, но одновременно осторожные, казалось, продуманные до мелочей выдавали его. Он не мог быть не в себе. Да и потом, он не был похож на безумного старца, который уже выжил из ума, и только и делает, что ходит по лесам, и стучит головой по деревьям.
-Да ладно Вам придуриваться, оборвала Акума его на пол слове. Я же вижу что Вы отнюдь не безумный старик. И у меня нет особого желания учавстовать в вашей театрализованной постановке.
Вот если бы он еще и открыл глаза… Тогда бы я точно поняла, тот он, за кого себя выдает, или нет. Глаза безумца узнаешь сразу.  Глаза безумца съедают истину – как говорил кто – то из бывших знакомых, возможно жертв Акумы. Но они никогда не бывают холодны, как например глаза самой Акумы. По действиям и движениям определить характер путника было сложно.
-Я вообще – то должна его убить…  - опять подумала Аку, заводя руку за спину, думая достать косу. Но она ограничилась лишь тем, что провела рукой по своим темным волосам.
-Да, кстати, ты видишь с закрытыми глазами? Или как? - она склонила голову на бок, резко переходя в разговоре с «вы» на «ты». Разница в возрасте была огромна, это явно. Но в ее сторону. Потому это мало волновало девушку. Вообще, Аку редко думала о таких вещах как уважение к ближнему, толерантность, этика, и тому подобное. Ей было достаточно и этого. Пусть скажут спасибо, что вместо приветствия она не сносила им головы косой.
Рука Аку все еще лежала у нее на плече. Так, для предосторожности. Она не надеялась получить ответы на поставленные вопросы. Но желание пожертвовать его Джашину было сильнее и сильнее. Долгие годы опыта и несколько недель воздержания сказывались, так сказать.

0

9

Рикудо не торопился ни вставать, ни делать каких-либо движений. Пусть его возраст должен был говорить об обратном, но все же он был противоположностью обычным мужчинам в возрасте. Тишина уже стала какой-то странной, как-будто она расползалась вокруг обоих людей. Не такое заметное но все же, ветер перестал дуть, а воздух такое стал то ли тяжелым, то ли вовсе пропал. Непонятное давление расходилось по сторонам, то  сходилось в одной точке, не давая расслабляться, не то что даже мигнуть.
Но стоило девушке заметить, наигранность характера мужчины, как где-то неподалеку с дерава гулким прикрикиванием взлетела стая птиц. Но мужчина остался все в той же неподвижности и вовсе замолчав перестал подавать какие либо признаки жизни. Рикудо чуствовал, он уствовал медленно растущую жажду убийства, это жажду крови, которая исходила из молодой девушки.
- Такая молодая, а такая жестокая. Чему нынче жизнь учит людей...
В голове Рикудо проносились мысли, из-за происходящего. Цель его жизни, удавшиеся моменты...и не удавшиеся, которые нынче несут плоды разрушения всем. его желание превнести в мир покой- Миссия, кто его так когда-то называл. Нет, он не грустил из-за этого, ведь он делал все правильно, просто сам человек страдает такой злобной натурой, что даже его учения были превращены в то, что не хотелось видеть Рикудо в каждом сердце встречного, пускай даже в такое неспокойное время, когда все вокруг воевали и были как на иголках. То как они- люди все копошились в своих лютых и ужасных, кровопролитных войнах никогда не нравилось Пророку шести путей, но он уже не мог ничего поделать.
От его очередных раздумий, его отвлек снова голос девушки. В этот раз речь, зашедшая о его глазах не могла не повлиять на его решение. Рикудо не открывая глаз заговорил уже совершенно другим голосом, низким и басистым, очень гулким исходящим из глубины грудной клетки, даже не особо похожим на человеческий.
- Говорят глаза зеркало души, но зачем тебе видеть чужое зеркало, если ты не увидишь в нем ничего того, что сможешь понять?
Сделав короткую паузу, Мудрец шести путей медленно раскрыл глаза. Впившись в девушку Ринненганом, совершенно не показывая какой-либо мимики лица, но эти глаза даже без выражения сводили с ума. Словно впиваясь в саму душу, видя человека насквозь. Холодные и безвыразительные как у мертвеца и такие же глубокие как рябь на воде, в которую только что кинули камень..и эти расходящиеся в стороны круги...

Отредактировано Rikudou-sennin (2010-04-02 23:51:17)

+1

10

Казалось, время застыло в этом лесу, и все перевернулось с ног на голову. А время то тик-так. Казалось, это маленькие часики отсчитывают секунды до чего то страшного, чего не ожидает ни Акума, ни незнакомец. Нет ничего на свете бесстрастнее часов: они одинаково правильно стучат и в момент вашего рождения, и в то время, когда вы жадно срываете цветы грёз юности. Со дня своего рождения каждый день человек становится ближе к смерти. И когда вы будете хрипеть в агонии — часы будут сухо и спокойно считать её секунды. В их холодном счете — прислушайтесь — звучит нечто всезнающее и уставшее от этого знания. Ничто, никогда не волнует их и не дорого им. Они равнодушны, и нам, если мы хотим жить, — нужно создавать себе иные часы, полные ощущений и мысли, полные действий, чтоб заменить эти скучные, однообразные, убивающие душу тоской, укоризненно и холодно звучащие часы. Жизнь человека до смешного кратка. Как жить? Одни упорно уклоняются от жизни, другие всецело посвящают себя ей. Первые на склоне дней будут нищи духом и воспоминаниями, вторые — богаты и тем и другим. И те и другие умрут, и от всех не останется ничего, если никто не будет бескорыстно отдавать жизни свой ум и сердце... И когда вы будете умирать, часы бесстрастно будут считать секунды вашей агонии — тик-так! И в эти секунды родятся новые люди, по нескольку в каждую, а вас уже — нет! и ничего не останется в жизни от вас, кроме вашего тела, которое будет дурно пахнуть. Неужели все мы так тленны, и властвуют над нами лишь эти маленькие часы?  Часы нашей жизни — пустые, скучные часы – так всегда считала Акума. И видимо не только она.
Стая птиц с громким криком, как будто их согнало что – то с насиженного места пролетела над головами шиноби. Девушка подняла голову вверх, проследив за их полетом. Красиво, и одновременно тревожно.
-Интересно, что согнало их с насиженного места? Будь может страх? Предчувствие не обмануло меня. Это чувствую не только я.
Казалось, природа тоже чувствовала, как нагнетается обстановка. Акума опустила руки, скрестив их на груди. Она не знала, что заставило ее так резко убрать руку от оружия. Возможно, просто лень держать ее на весу, возможно что – то другое.
Голос, которым заговорил старик на много отличался от того, который она слышала только что. Да, Акума раскусила его, и у него не было больше смысла притворятся. Видимо, он решил раскрыть себя.
- Говорят глаза зеркало души, но зачем тебе видеть чужое зеркало, если ты не увидишь в нем ничего того, что сможешь понять?
-Хм. Не стоит судить человека по его внешности, не так ли? Если я выгляжу как молодая девушка, это еще ничего не значит, милейший, - проговорила Акума совершенно спокойным голосом. Таким голосом она обычно обращалась к соклановцам с плохими новостями. 
Она медленно наблюдала за тем, как старик открыл глаза, и посмотрела в них. Зря. Даже изумрудные холодные глаза Акумы были не так холодны. Его глаза были странные – ничего подобного у людей Аку не видела. Но читала.
-Неужели это то, о чем я думаю…  - проговорила она, таким же спокойным голосом, без нотки волнения.

Отредактировано Akuma (2010-04-03 00:14:42)

0

11

Холодный и немигающий взгляд продолжал буравить девушку. Ни злобность, ни доброту не излучал этот взгляд, они не излучали ровным счетом ничего. Но странное чуство, которое они передавали не поддавалось объяснению, но все же оно было и нагнеталось с каждой секундой соприкосновения с этим взглядом.
Время как-будто замерло, вокруг стало совсем тихо, и слышались лишь голоса Рикудо и девушки. В тако тишине даже пролетающая незаметная муха где то в далеке, непонятно каким образом сюда попавшая, звучала бы назойливым громом в ушах, мешаюшая всем своим существом. Но Рикудо лишь слышал стук сердца девушки и свое размеренное, еле тихое дыхание не нарушаемое никакими внешними факторами.
Обладатель Ринненгана не подавал ни единого движения, лишь смотря девушке прямо в глаза, будто гипнотизируя ее, словно пытаясь ворваться в душу девушки, своей инородной массой вытесняя ее саму из своего собственного тела. Но было ли это действительно так, или же просто навязчивое чуство. Замедлившееся время и эта томящая тишина, лишь разорвавшаяся дважды вопросами девушки, давила на слух, превращаясь в неуемный гул, который никак не получалось сбить.
Дерганья девушки казались здесь неуместными вовсе, переводы ее рук с шеи на грудь, будто она нервничала. Но даже заданные ей вопросы оставались пока без ответа. Время, шедшее до этого так медленно теперь как-будто и вовсе остановилось, и такое чуство, как-будто в мире не осталось никого кроме их двоих. Наконецто Рикудо чуть приоткрыв рот произнес лишь короткую фразу разорвав столь зловешую тишину:
- Тогда скажи мне, что ты понимаешь сейчас?
Второй вопрос остался безответным, словно он его и не услышал.

0

12

Душевный холод, который сейчас чувствовала Акума… Давно она не ощущала ничего такого. Но девушка совершенно не подавала виду. Казалось, она останется такой – же сосредоточенной даже если рядом с ней на землю упадет метеорит. Но увы. Акума боялась. Не сильно, так как страх не окупается. Этот холод рождал воспаленное, больное чувство, и  желание познать что – то чужое, возможно, чужое сердце, глубину чужой души. Странно. Раньше Аку было абсолютно плевать на все это. Но не сейчас. Казалось, эти глаза считывают с нее информацию, вытягивают ее, через изумрудные глаза девушки. В душе после этого оставалась только печаль, и холод. Мир как будто становился дальше. Хотелось кричать, громко, чтобы все слышали. Но Акума все еще не отводила взгляда. Тишина давила на девушку, сдавливала ее как тугой пресс со всех сторон. Становилось жарко.
-Я понимаю достаточно. Я читала про эти глаза – медленно ответила Акума, ее голос был тихим. Казалось, что она боится громким словом спугнуть задремавшую на ветке птицу, чтобы она опять пронзительно крича не пролетела над их головами.
-Ринненган, не так ли… Знаешь, такое впечатление что ты пытаешься напугать меня своим взглядом. Ну допустим у тебя это получилось.
Это уже начинало становится похожим на детскую игру в гляделки. Аку вздохнула, и подняла голову вверх, посмотрела на небо. С него исчезли облака. Оно было небесно голубое, и чистое. Казалось даже облака, вечные странники чего – то боятся.
-Почему я так спокойна? Это же не простой старик, совсем не простой. Почему ты не уходишь, не дрожишь? Ну хоть пусть коленки что – ли подкосятся. Нееет. Стоит себе, как истукан. Хотя, мужчина ведет себя так же, не двигается с места.
Акума потянулась, и снова посмотрела на глаза путника.
-Да, я читала про Вас, и Ваши глаза. В секретных архивах хранится достаточно много подобной информации. Жаль, не запомнила имя. Ты так и собираешься сверлить меня взглядом? Ты же все равно ничего не узнаешь с помощью этого.
Аку пожала плечами. Хотя, может и узнает. Откуда ей знать о всей силе этих глаз?

0

13

Выражение лица пророка не изменилось, и взгляд оставался все таким же. В конце концов именно такой взгляд всегда и был у него, с самого рождения. Никакой наигранности или что-либо еще, человек сам види то, что он хочет увидеть в вещах его окружающих, а такое доуджутцу как Ринненган лишь подталкивало обреченного человека в пучину целого бурного круговорота эмоций. Но она все же держалась, хоть как-то и голос ее практически не дрожал
- Я тебя спрашивал не о знаниях, а о том, что ты понимаешь в моей душе, сквозь пелену покрывающую ее? Я люблю и предпочитаю мир, нежели войну. А войну глазами...
Рикудо улыбнулся, прикрыв глаза и снова став похожим на того странного мужчину, каким казался до этого
-...в мире итак уже слишком много войн, а мы еще придумываем битву взглядов. Я этого не понимаю, поэтому я не сверлю тебя взглядом, это ты меня кажется сверлила и просила что бы я посмотрел на тебя, или я не прав?
Улыбка вновь спала с его лица, оставив каменное выражение лица, какое и было до этого. Лишь последние слова заставили его улыбнутся
- Секретные архивы..а не боишься ли ты рассказывать о таких вещах путнику случайному? Пускай даже и монаху. И о да, конечно глядя на человека я могу многое узнать, и я узнал уже почти достаточно. А так зовут меня Рикудо. Но тебе же наверное больше интересно изучить свиток с техниками для битв, нежели почитать о мире, я правильно говорю?

0

14

Девушка слегка улыбнулась, и провела языком по пересохшим то ли от волнения, то ли от жары губам. Угнетающая тишина была нарушена, теперь уже голосом отшельника с риненганом. Девушка молча выслушала незнакомца. Она все так же спокойно смотрела на него. Взгляд упал на дерево, на котором она только что так спокойно дремала, на убитую ей булочку…
-Интересно, а Джашин сочтет булку подходящей жертвой, или ему она не сгодится? – проскользнула в голове Аку мысль, довольно странная для сложившейся ситуации. Она усмехнулась, покачав головой, и снова повернулась к отшельнику, посмотрев на него.
-В душе? Хммм. В твоих глазах лишь пустота и холод. Это не глаза человека. Они не могут показать мне все уголки твоей души, как могут это сделать глаза обычного человека. Ты не так то прост. Виден опыт. Это все что я могу сказать.
Аку опустила голову вниз, разглядывая свою обувь, которая уже изрядно износилась за годы путешествий девушки по странам шиноби. Но сейчас это волновало ее меньше всего.
-Это ты меня кажется сверлила и просила что бы я посмотрел на тебя, или я не прав?
Акума не любила признавать, что она не права, но иногда приходилось. Это жутко портило ей настроение.
-Ну возможно так и было, не буду спорить. Почему – то сейчас нет желания, - Аку язвительно усмехнулась. Еще бы. Спорить с владельцем сильнейшего доджуцу мира Шиноби мог не каждый. И хотя Акума была довольно наглой, почему – то ее наглость и едкие шуточки закрылись в шкафу на ключ.
Последняя фраза отшельника, которого как оказалось все таки звали Рикудо, тоже заставила девушку улыбнутся.
-Ну да, ты прав. Так точно сэр. Но ты прав лишь от части. Мена не интересует что творится в странах шиноби. Мне на это наплевать. Мне важно другое. Ты же почувствовал жажду крови, не так ли?
Джашину саме все равно, в мирное время я приношу ему жертву, или нет, жертва она и в стране Скалы жертва, и этого не изменить – подумала про себя куноичи.
-А насчет страха. Я почти ничего не боюсь. А рассказать случайному встречному про архивы. Хм. Почему бы и нет? Встретились – разошлись, или один из нас погиб. Это не существенно. Потому и не боюсь. Хотя, должна сказать обычно я более осторожна.

0

15

Пока девушка вертела из стороны в сторону головой, Рикудо отвлекшись от нее опустил взгляд к прибитой булочке, вслед за девушкой. Прикрыв глаза, тот снова недовольно забормотал себе под нос, о несчастной булочке, которую он мог съесть, вместо того, что бы переводить столь ценный и приятный продукт, но что же теперь поделаешь, придется ждать, пока она не возместит ее. Ведь другой еды у него пока не было, что не могло не печалить Рикудо. В нем снова просыпался тот безумный старикашка, что всегда жил в нем, скрывая его по мере надобности. Даже с девушкой он начал говорить как прежде, до своего "расскрытия"
- Именно об этом я и говорил девочка!
Продолжая паралельно бормотать о еде и вкусностях, в животе у Рикудо тихонько заурчало, что застаило его слегка примолкнуть. на щеках у него выступил еле заметный румянец. Что конечно странно выглядело на таком человеке как он. Совершенно не подходило к такому образу который таился в нем и еще больше делало его странным, подходя к образу старикашки. Но слова, заставили опомнится его и вернувшись в обратное свое состояние, тот заговорил снова гулким и басистым голосом, а в нотках голоса зазвучал спкойный тон, звучащий зловеще для собеседника. Как-будто намекающий о исходе битвы, молодой девушке.
- Тебе это присуще, ведь ты веропоклонница Джашина. Странная вера, которую я не признаю. Ведь я буддист и просто физически не могу признавать такой страшной и насильственной веры. И тем более я стыжусь ее последников...таких как ты и за то, какими вы являетесь...
Медленный и размашистый вдох и выдох прервали слова Пророка. На последние же слова он вовсе не стал отвечать, лишь разглядывая девушку с ног до головы, то ли оценивая, то ли просто смотря с любопытством.

0

16

Девушка все еще не могла понять – этот старик прикидывается дураком время от времени, или же он такой и есть, и в нем живут, так сказать, две разные личности. Девушка за свою жизнь встречала много психов, много людей с шизофренией, манией величия, раздвоением личности, и тому подобным. Нет, она не была врачом. Хотя, если бы была, ее бы называли доктор смерть, и пациенты бы у нее не выздоравливали. Но Джашин был бы доволен как никогда. Но Рикудо не был похож на психа с раздвоением личности. Да и учитывая, что о нем она уже знала достаточно, чтобы сделать некоторые выводы, она точно не могла это сказать.
-Владелец риненгана… Глаз метопсихоза, сильнейшего доджуцу этого мира, позволяющего овладеть техниками всех стихий чрезвычайно быстро выживший из ума старик? Нонсенс. Скорее я стану выжившей из ума старухой. Хотя, я наверное такая и есть.
Аку хмыкнула, снова глядя на старика. Казалось, он думает о чем то приятном, и вслед за ней тоже посмотрел на булочку.
-Изголодался что –ли? Ну ничего страшного, от голода не умрет. Аку слишком редко испытывала такое чувство, как жалость, и сейчас, данная ситуация не стала исключением.
Но вроде как Рикудо снова пришел в себя, и заговорил с ней, опять тем же спокойным голосом. Девушка выслушала его, и усмехнулась. Он быстро раскусил ее.
-Не удивительно что ты догадался. Хотя, обычно люди умирают так и не поняв, почему они не смогли справится со мной. И да, я бы попросила не отзывается о моей вере негативно, и с презрением. Иначе я могу очень обидеться, а боюсь тебе, любящему мир, это не понравится.
Аку засмеялась. Любое слово сказанное не в поддержку ее бога она привыкла воспринимать как оскорбление. Да и сама религия Джашина учила не оставлять таких людей в живых не в коем случае.
-В другой ситуации я бы уже атаковала. Но не сейчас. Интуиция все еще связывает меня тонкими невидимыми нитями, не давая напасть на него. Но почему я все еще боюсь? Ведь техники и физические атаки не причинят мне особого вреда, а раз он такой мирный, он не будет атаковать сам.
-Тогда скажи мне, что ты сделаешь если я сейчас попытаюсь убить тебя, и принести в жертву своему богу? – спросила Аку, улыбнувшись, - ведь ради мира ты не должен драться со мной, так?

0

17

Оглянувшись по сторонам, Рикудо оценивающе осмотрел местность. Средне-густоватый лес, с легкой порослью, крепкие и высокие стволы деревьев, что поднимались ввысь. Вверху расцветавшие сотнями или даже тысячами листьев, которые в общем виде представляли собой нечто прекрасное. Крона зеленой листвы, сочной и красивой, сквозь которую пробиваются лучи света, прорезая их и наполняя верхушки яркостью.
Неописуемое ощушение, которое пробирается откуда-то сверху с далеких незведанных высот, где холод и далекие просторы, через которые приходит солнечный свет, озаряемый эти самые верхушки и дающий им тепло для роста. Но вопрос, так сильно поставленный ребром для любого человека, которому он мог быть задан девушкой, жаждушей крови во славу своего кровоненасытного бога Джашина. Одного из самых странных и довольнотаки непонятных Богов, котрые доводились существовать в тех самых далеких просторах холодных высот.
- Столько крови во имя одного лишь Бога...
Мудрец нарочно заострил интонацию, слегка потянув ее на слове Бог, давая намек в силу своего уважения как веротерпимого монаха.
-...но не мне осуждать другое направление одного и того же русла....
Задумавшись над тем, какие мысли шли в голову Пророка, он сам улыбнулся себе, спокойной и довольнотаки милой улыбкой, прикрыв глаза, совершенно не беспокоясь о нападении, даже со стороны такого довольнотаки опасного противника.
Она явно обдумывала и свои действия на ближайшее время общения, это читалось по ее задумчивости и рассудительному виду, который не то что бы выдавал, но был все же виде ему. Последний же ультиматум заставил Рикудо улыбнуться снова, но улыбка эта была скоротечна и не совсем простодушна.
- Если ты попробуешь на меня напасть, я буду молиться своему Богу о спасении души провинившегося, как монах верующий в отпущение грехов. Но как монах, что несет мир во имя добра, я приму твой бой с полной серьезностью в сердце, ибо во имя мира я избрал свой путь борьбы. Ведь что бы получить мир, я должен боротся...и к сожалению мир в конце моего пути будет дан другим, но не мне- погрязшему в борьбе за него, потому что я уже принес себя в жертву ради Него...
Задумчивость проступила на лице Пророка шести путей. Данное ему слово себе и ноша, которую он нес с собой расходились с его верой в инекоторых местах, но другого пути он не нашел.
- И учитывая тебя и твои возможности, здесь не лучшее место боя для тебя, неподходящая территория для противника, это победа для второго бойца. Что же ты решишь в таком случае, юная девушка?
С полной решимостью и серьезностью в глазах, похолодевших и ставших столь безразличными, что в них читался лишь передаваемый и сковываемый страх, за обоих.

0

18

Девушка краем уха слушала Рикудо, больше прислушиваясь к пению птиц, шелесту ветра в листьях. Девушка любила такую погоду, которая стояла на улице сейчас. Да и вообще – она любила все времена года. После летней жары, солнцепека, когда все время хочется найти хоть не много тени, одеть на себя как можно меньше одежды, выпить больше воды, чтобы хоть как-то стало прохладней она любила осень. После дождливой осени, с ее вечной слякотью, когда ноги увязают в грязи, и не возможно нормально совершать путешествия на длинные дистанции, постоянных дождей, которые надо сказать Акума ненавидела, она любила зиму. После снежной, морозной зимы, когда через огромные сугробы не проберешься, трещат морозы, такие, что приходится надевать на себя слишком много одежды, в которой не возможно развернутся она любила весну. После весны, опять же, с весенними дождями и слякотью, водой, талым снегом и гололедом, после погоды, при которой совершенно не возможно вести бой, она ждала и любила лето. Единых мерок любимой погоды у нее не было. Но если все таки поискать, то именно такая погода как сейчас была предпочтительной для Аку. Если бы еще не сырость, присущая стране дождя, было бы совсем великолепно.
-Сидела бы себе на ветке, нет блин, надо мне вечно ко всем лезть – неожиданно даже для себя подумала Аку, усмехнувшись. Такова уж была ее натура. Да и Джашин не потерпел бы, если бы она не разузнала о потенциальной жертве хоть что нибудь. Хотя, для Акумы все люди и шиноби, в первую очередь именно шиноби, потенциальные жертвы. Да, религия эта действительно жестока. Но что же, зато благодаря Джашину она может не боятся физической боли, смерти, и подобных вещей. Хотя, смерть и так никогда не пугала ее. Кума любит, когда старуха с косой теребит ее плечо своей костлявой рукой, почти зовя ее за собой. Если бы не Джашин, она давно ушла бы с Юбари.
До Акумы донеслись следующие слова Рикудо, опять же, о Джашине.
-Говорят, что каждому воздастся по его вере. Да будет так. Я не буду спорит с тобой насчет мирного Буддизма, и любви ко всему живому, а ты со мной насчет Джашина – самы. И мало того, что я почитатель этой религии. Я глава клана Юбари, почитателей веры Джашина – самы.
Акума улыбнулась, вдохнув всей грудью воздух, выслушивая Рикудо. В ответ на его монолог она удивленно повела бровью.
-Тааак, стоп стоп. То есть, ради мира ты готов идти на жертвы и драться? Ха. Суда по твоей логике, если я сниму косу с плеча, и пойду рубить всех подряд, говоря – нет, друзья, так надо, я рублю вас ради мира во всем мире – это будет нормально?
Акума еще раз едко усмехнулась.
-Охренеть можно, если честно, - ругнулась девушка, отводя взгляд в сторону, мир не настанет, пока люди живут на этой земле, и пока у них есть желание бороться. Чтобы был мир, нужно просто выкосить под корень всех, кто имеет хоть малейшее отношение к войне, борьбе, боевым искусствам. И попробуй докажи, что это ты делаешь во благо остальным.
Аку задумалась, все еще глядя в сторону.
-Развязывать с тобой битву я не буду, если ты не нападешь первым. Ты довольно мудрый, это чувствуется. Да и напрягаться мне сейчас лень.
Акума потянулась, думая о буддизме, и о мире.
-А с этими своими размышлениями о мире, и философствовании, ты же совсем забываешь о всем мире. У тебя есть любимая женщина? Семья? Дети? Лучше бы ты занимался в твоем возрасте этим, взращивал потомков, а не пустой болтовней. Ведь когда ты умрешь, никто, совсем никто не вспомнит о том, что был такой Рикудо, борец за мир. А вот убийцу Акуму, которая убила более тысячи шиноби вспомнят.
Аку хмыкнула, повернувшись к мудрецу. Ее лицо снова было равнодушным, точнее не лицо, а его выражение.

0

19

Слушая столь молодую девушку краем в полуха, Рикудо слышал лишь частички фраз, которые ему бы помогли осознать ситуацию и смысл фраз, которые ему старалась передать молодая и пылкая девушка.
- Такая молодая, величественная и гордая, да еще и глава клана Юбари...нелегкая тебе досталась доля, каков же был твой путь до этого и каким он будет в будущем?
Вопросы один за другим вставали в голове Мудреца. Взяв свой посох и выдернув его воткнутый конец в слегк просыревшую землю, он пару раз ударил им о торчащий корень, сбивая небольшой шмоток земли, который держался на том конце посоха. Пора было продвигаться дальше, куда- Рикудо было не особо важно, главное что бы этот путь вел его к конечным результатам
- Предлогаю закончить наш разговор в дороге, мой желудок требует еды, между прочим по твоей вине, так что не будешь ли ты так любезна угостить старика в ближайшей деервне чем-нибуть вкусненьким...
Улыбнувшись полухитрой-полунаивной улыбкой, с закрытыми глазами, Рикудо двинулся вперед, краем глаза наблюдая за девушкой, ведь главное правило для него было всегда одним- никогда не поворачиваться к противнику или тому, кто может им стать, спиной. Лишь кинутая фраза о рассуждениях девушки заставили Мудреца остановится ненадолго.
- Мы с тобой отличаемся тем, что когда я беру в руку меч, в отличие от тебя я приношу в жертву себя, а не других людей, что находятся вокруг меня.
Столь кровавые рассуждения были не в диковинку ему, мир действительно погрузился  в хаос.
- Мир, который будет помнить тебя не проживет достаточно долго, что бы не быть разрушенным. Ненависть- ужасное оружие и однажды оно почти закончило деяние мира, но тогда все было вовремя прекращено, пускай ненадолго. Дети, семья...после того, как я становлюсь жертвой ради мира, весь мир становится моей одной большой семьей, которая будет цвести и после моей смерти, я же лишь поддержу такой мир. И пускай обо мне не будут помнить через долгое время, лишь бы было кому вспомнить о убийце, что положила тысячу человек. Это и есть настоящая жертва
Приоткрыв глаза, Пророк шести путей взглянул ввысь и вдохнув воздуха полные легкие спокойно зашагал вперед, ожидая, что она пойдет с ним...

0

20

- Предлагаю закончить наш разговор в дороге, мой желудок требует еды, между прочим по твоей вине, так что не будешь ли ты так любезна угостить старика в ближайшей деревне чем-нибудь вкусненьким...
Акума удивленно посмотрела на старика Рикудо, даже с некоторым удивлением. Теперь ей еще и надо платить за мужчину. Нагло, ничего не скажешь.
-Свидание за мой счет? Ну спасибо, блин, - усмехнулась она, медленно шагнув за стариком, поправив рукой косу на спине. По дороге страны дождя идти было сложновато – ноги увязали в грязи, было сложно отрывать их от нее.
-Да. Действительно не очень хорошее место для драки. Хотя, если бы я владела стихией земли, то места лучше для меня бы не было. Да и с водой тут колдовать неплохо. В почве ее столько, что хватит на многие техники.
Размышляя про себя, Аку слушала старца, тот продолжал рассказывать ей о том, что он приносит себя в жертву людям, что земля станет лучше, благодаря таким как он, и так далее. Именно так улавливала смысл его фраз Юбари.
Ненависть- ужасное оружие, - услышала она обрывок фразы Рикудо.
-А я не несу в себе ненависть, между прочим. Я просто убиваю, потому что так нужно Джашину саме, и так нужно мне чтобы жить. На большинство людей мне попросту плевать. И вообще, если бы все заботились сами о себе, не пришлось бы другим заботится о них.
Идти было все сложнее и сложнее, казалось, дорога становится все уже.
-Да черт бы побрал эту дорогу. Что за х*йня на ней творится? Слушай, Рикудо, а ты катался на кошках, а? – произнесла Акума, складывая печати. Она укусила себя за палец, и произнесла:
Кучиесе но джуцу.
Перед ней в дыму возвышался довольно большого роста крепкий ягуар, который склонил голову перед девушкой.
-Нападать не надо. Просто довести меня и этого человека до ближайшей забегаловки, - устало сказала Аку, взобравшись на ягуара, кивнув ему головой, чтобы тот подошел к Рикудо. Кума рукой махнула мудрецу, приглашая его сесть.
-Только держись лучше за меня. А то если ты упадешь по пути, виновата буду не я, и не мой ягуар.
Аку усмехнулась, и ягуар сорвался с места, по направлению к городу, выходу из леса.
Офф: У себя поставишь переход, я потом сюда допишу. Следующий пост там уже. :3

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC